Природа Краснодарского края в фотографиях
Нимфы коричнево-мраморного клопа. Фото: subtropras.ru

Елена Журавлёва: коричневый мраморный клоп, действительно, является одним из опаснейших вселенцев

Про коричнево-мраморного клопа Halyomorpha halys Stål рассказывает кандидат сельско-хозяйственных наук, энтомолог и старший научный сотрудник отдела защиты растений Федерального исследовательского центра «Субтропический научный центр Российской академии наук» (ФИЦ СНЦ РАН) Елена Журавлёва.

Биологические инвазии – одна из актуальнейших проблем современной биологии – это без преувеличения. Очень важно оценить степень негативного влияния инвайдера на состояние и функционирование «оккупированного» им ареала, определить величину возможного ущерба от его вредоносной деятельности, провести анализ полученных исследований, чтобы обосновать прогноз дальнейшего развития инвазий. Цель всего перечисленного – предупредить возможное появление иных чужеродных видов на новых территориях и разработать системы мероприятий по защите растений от инвайдера, свести к минимуму ущерб от вторжения – именно этим поиском решения задачи занимаются ученые Федерального исследовательского центра ФИЦ СНЦ РАН и их коллеги. Почему именно мы – потому что на территории был выявлен инвайдер, данные исследований наших ученых легли в основу Анализа фитосанитарного риска, который уже в свою очередь оформляет ВНИИКР для внесения Европейской экономической комиссией вида в Единый Перечень карантинных вредных объектов, нашими учеными совместно с коллегами разработана программа борьбы и издана ВНИИКР с целью распространения и внедрения всеми заинтересованными лицами, как руководство к действию.  

Коричнево-мраморный клоп. Фото: geradez.ru
Коричнево-мраморный клоп. Фото: geradez.ru

Небольшой экскурс в историю – с начала XXI века в южные регионы России вторглись десятки чужеродных видов насекомых, а только за период с 2000 по 2021 – их более 50-ти! Основные «пополнения» биоразнообразия нашей Родины и Юга России относятся к периоду первой мировой войны, Великой Отечественной войны, затем после 1950 года, когда на территории Европы появились военные базы НАТО, а соответственно, и прибыли грузы, техника и пр. из-за океана – потому среди инвайдеров много северо-американских по происхождению видов. Затем наступило потепление-глобализация и прочие политические моменты, способствующие свободе перемещения, смене экономических торговых связей, вероятных противников и невероятных партнёров, увеличения темпов этих процессов обменных… в том числе и обмена биологическими видами, не всегда полезными для биоразнообразия и продовольственной безопасности нашей страны. Надо сказать, что имевшаяся карантинная служба в постсоветское время сильно претерпела изменения и не в сторону улучшения и ужесточения требований. К сожалению. 

Как правило большинство инвазий носят антропогенный характер. То есть виной проникновения чужеродного вида на нашу территорию (или не нашу) является человек. Вселенцы попадают к нам с грузами, товарами, авиа-ж/д перевозками, автотранспортом и даже с багажом туристов. Также самостоятельно (скорость естественных инвазий, когда инвайдер перемещается «своим ходом» обычно не превышает 100 км в год), еще воздушными массами и водами. Семена чужеродных растений – с почвогрунтом при облагораживании территорий у вновь построенных объектов, также и с посадочным материалом в кашпо, горшках, крупномерами с комом земли и т.п. Болезни, вредители, нематоды проникают к нам также с посадочным материалом, с семенами/клубнями/луковицами для посадки, с букетами на срез, с новогодними рождественскими деревьями, с мандаринами-апельсинами-ягодами… Вы уже поняли, что это я к тому перечисляю, чтобы было ясно – для инвайдера не нужны визы, паспорт. В живой природе другие законы и их надо учитывать, знать.

Опыт по изучению штаммов энтомопатогенных грибов. Фото: subtropras.ru
Опыт по изучению штаммов энтомопатогенных грибов. Фото: subtropras.ru

Не все инвайдеры агрессивны и вредоносны, но есть инвазионные виды вредителей, болезней, растений, которые стремительно адаптируются в местных биоценозах. Для этого им требуется сочетание трех условий: благоприятного климата, подходящее «меню» и способности к адаптации. Вот тогда степень фитосанитарного риска вторжения и возможных последствий от инвазии оценивается как высокая и это является основанием для внесения вида в Единый Перечень карантинных объектов. Этот документ позволяет при выявлении инвайдера накладывать карантин на территорию, обязывать и понуждать проводить борьбу, нацеленную на локализацию очага и ликвидацию популяции. Ведь, не секрет, что мероприятия по борьбе с вредителями, болезнями, сорняками сопряжены с расходами денежных средств и одной сознательностью владельца (арендатора) территории здесь не сдержать инвазию. В РФ принят закон «О карантине» (ФЗ-206 от 21.07.2014), однако нарушение его статей влечет за собой наложение штрафов весьма снисходительного размера и до приостановления деятельности организации-нарушителя до 90 суток – это самое серьезное. Перечислены здесь этапы бюрократические – от момента заявки о вторжении до внесения инвайдера в Перечень. Признание вида карантинным или особо опасным делается на основе Анализа фитосанитарного риска – это такой документ, под которым стоят конкретные подписи конкретных экспертов и делается он на основании уже проведенных исследований. Но решение о внесении или не внесении в Единый перечень КВО принимает Европейская экономическая комиссия. На всё это тоже, сами понимаете, требуется время.

Поэтому научно-исследовательские организации стараются выдавать информацию в эфир и в массы по мере разработки системы, чтобы было с чем работать и чем руководствоваться в своих действиях заинтересованным товарищам. У нас на сайте можно найти буквально все истории инвазий в нашем регионе и в конце каждой статьи приведены конкретные меры борьбы. Особо рекомендую страничку нашего главного научного сотрудника ФИЦ СНЦ РАН,  доктора биологических наук, профессионала и эксперта в области защиты растений – Натальи Карпун.

Выступление Н.Н. Карпун на координационном совещании, Абхазия, Сухум, 2018. Фото: subtropras.ru
Выступление Н.Н. Карпун на координационном совещании, Абхазия, Сухум, 2018. Фото: subtropras.ru

Коричневый мраморный клоп Halyomorpha halys, действительно, является одним из опаснейших вселенцев. Здесь сложилось несколько факторов, обуславливающих высокую степень его агрессивности и вредоносности: способен быстро наращивать численность популяции, дает 3 поколения в год, «производительность» одной самки полтысячи яиц, переносит заморозки и устойчив к высоким температурам, хорошие лётные способности и широчайшие трофические пищевые связи, кроме того, растения, поврежденные им не пригодны к хранению и обработке. Всё это и выводит его в статус «врага №1». Именно совокупность всех отягчающих и делает его более вредоносным и агрессивным в сравнении с той же белой цикадкой. Metcalfa pruinosa тоже не такая уж белая и пушистая, но степень агрессивности и вреда, причиняемого для продовольственной безопасности ниже, как модно говорить сейчас – в разы.

О выявлении коричнево-мраморного клопа в России опубликовали сообщение в 2016 году. Но первые находки неизвестного насекомого были несколько раньше.

Исследование образцов с помощью бинокулярного микроскопа (на фото зав. отд. Михайлова Е.В.) Фото: subtropras.ru
Исследование образцов с помощью бинокулярного микроскопа (на фото зав. отд. Михайлова Е.В.) Фото: subtropras.ru

Почему быстро инвайдер наращивает численность на новой территории – у него здесь пока нет естественных врагов, он их с собой со своей исторической Родины не захватывает. И вот пока местные хищники (энтомофауна, птицы, энтомопатогены… ну и человек) его не раскусят, не распробуют, не разработают систему защитных мероприятий и борьбы с ним – у него есть фора для наращивания численного превосходства. При условии хорошей кормовой базы в новом ареале – это ещё дополнительно увеличивает его шансы.

Безусловно, научно-исследовательские организации включились в работу и флагманом в деле разработки системы защитных мероприятий против КМК является Субтропический центр РАН. Были проведены на базе Центра совместные совещания науки, административного ресурса и аграриев. Со своей стороны, Россельхознадзор и Минсельхоз провели необходимую работу по оповещению всех заинтересованных лиц с целью борьбы со злом. Именно поэтому на сайтах администраций и в СМИ много сообщений о нём.

Нимфы коричнево-мраморного клопа. Фото: subtropras.ru
Нимфы коричнево-мраморного клопа. Фото: subtropras.ru

Повлияло ли эта проведенная работа на снижение численности популяции? Да. Агрономы, рекомендованные защитные мероприятия проводили в агроценозах, садоводы-дачники – на своих участках – люди буквально пылесосами из мест зимовок клопа высасывали. Тут и феромонные ловушки внесли лепту и инсектициды, там, где обосновано было применение против карантинного вредителя. То есть все составляющие системы мер борьбы позволили сейчас констатировать факт – популяция значительно снизилась. Да, не ликвидирована. Но здесь нельзя, к сожалению, мечтать о ликвидации. Это нереально. Вид, попав в новый ареал, как правило, обжившись и освоившись, даже может снизив свое присутствие до минимума в силу ряда причин, НЕ исчезнет и не уйдет с оккупированной им территории. Да, через какое-то время популяция «сдуется», примут иные масштабы и очаги распространения. Мы это сейчас, надеюсь, и наблюдаем. Однако время от времени вид будет давать вспышки численности – так как есть законы периодичности и цикличности, а также ослабления бдительности и бесхозяйственного отношения – будем честно говорить.

Местные виды клопов-щитников, прилагают свои усилия по сдерживанию, но это не быстрый процесс регуляции популяции чужака. Ведь в борьбе за пищевую нишу фитофаги между собой также конкурируют, другой вопрос, что конкурентоспособность у КМК высокая.

Когда вырабатывают биологические методы борьбы изучают естественных врагов в родном ареале инвайдера, с тем, чтобы найти возможно своего такого же. И только в крайнем случае – завозить. Почему? Потому что он такой же чужеродный вселенец для наших экосистем, и возможно, что ему может прийтись по вкусу кто-то из наших Краснокнижных видов насекомых, редких, исчезающих, эндемиков… Понимаете, в таком случае заимствования естественного врага из родного ареала мы уже можем получить двух инвайдеров и дополнительную угрозу биоразнообразию. Поэтому, прежде чем, предпринять такой шаг необходимо изучить, ведь обратно отыграть уже не получится. Изучение занимает определённый период времени – несколько лет.

Обработка опытных участков (на фото Михайлова Е.В.). Фото: subtropras.ru
Обработка опытных участков (на фото Михайлова Е.В.). Фото: subtropras.ru

Уже есть опыт применения и сейчас идут испытания биологических препаратов на основе энтомопатогенных грибов и бактерий, которые являются «нашими» южными и могут в ближайшее время могут быть применены в борьбе с коричнево-мраморным клопом, когда речь идет об ООПТ, и подобных территориях. Есть федеральный закон, запрещающий внедрять чужеродные виды даже для борьбы с вредными организмами, когда речь идёт о нацпарках, заповедниках… С тем, чтобы не причинить вред территории.

А к вопросу есть ли планы завозить каких-то насекомых для борьбы с КМК могу сказать, что мне ничего неизвестно о таких планах.

В США борьба с КМК проводится по схожим схемам – то есть при использовании химических мер борьбы используют препараты с аналогичными действующими веществами. Надо сказать, что в научном мире есть традиция и совместных поисков решений и исследований. Вы можете даже по научным публикациям это заметить – у нас в соавторах есть и американцы, и канадцы, и китайцы. Есть совместные программы научные без границ географических и политических. В настоящее время именно под руководством доктора биологических наук Натальи Николаевны Карпун научными сотрудниками отдела защиты растений ФИЦ СНЦ РАН ведутся масштабные исследования и изучение формирования современных ареалов растительноядных насекомых-инвайдеров (в том числе коричнево-мраморного клопа), их экофизиологические  особенности адаптации к условиям юга России, их трофические связи, осуществляется сбор полевого материала для дальнейшего генотипирования и некоторые другие работы, о которых пока ещё рано говорить.

Насколько все предпринимаемые совместные усилия успешны – можно сказать есть осторожный оптимизм.

И всё же у меня реализм, основанный на историческом анализе прежних инвазий. Итак, Айлант высочайший – завезён в Россию в 1751 году, Колорадский жук (год вторжения на территорию Российской империи – 1853), Амброзия полыннолистная (РСФСР-1918), Американская белая бабочка (СССР – 1956), Цикадка белая (РФ – 2009)… – все инвайдеры и поныне с нами.



Интересное на сайте